<< Главная страница

Генрих Белль. Молчание доктора Мурке





Каждое утро, едва переступив порог Дома радио, доктор Мурке выполнял одно упражнение экзистенциальной гимнастики: он вскакивал в кабину непрерывно движущегося лифта "патерностер", но вместо того, чтобы выйти на третьем этаже, где помещалась его редакция, проезжал выше - мимо четвертого, пятого, шестого, и всякий раз, когда пол кабины поднимался над уровнем шестого этажа, сама кабина перемещалась в пустом пространстве, а смазанные маслом цепи и кряхтящий ворот с лязгом и скрипом переводили ее из подъемной шахты в спусковую, Мурке испытывал страх; в страхе смотрел он на это единственное, ничем не приукрашенное место во всем здании, а когда кабина, приняв нужное положение и миновав страшное место, начинала плавно спускаться мимо шестого, пятого, четвертого этажей, Мурке облегченно вздыхал. Он знал, что страх его ни на чем не основан, что ничего плохого с ним не случится, да и не может случиться, а если даже и случится, если даже на худой конец он будет как раз наверху, когда лифт остановится, то и тогда он просидит в кабине час, ну от силы два, только и всего. В кармане у него всегда лежит какая-нибудь книга, есть и сигареты, но с тех пор, как стоит Дом радио, другими словами, за три года лифт еще ни разу нигде не застревал. Случалось, что лифт ставили на проверку, и тогда приходилось отказываться от привычных четырех с половиной секунд страха. В такие дни Мурке нервничал и у него было скверное настроение, как у человека, которому не удалось позавтракать. Четыре с половиной секунды страха были ему необходимы, как другим необходимы кофе, овсянка или фруктовый сок.
На третьем этаже, где помещался отдел культуры, он выскакивал из лифта в наилучшем расположении духа. Такое расположение знакомо всем, кто любит свою работу и хорошо с ней справляется. Отперев дверь редакции, он неторопливо подходил к своему креслу, усаживался в него и закуривал сигарету: он всегда первым являлся на службу. Он был молод, неглуп и чрезвычайно обходителен; и даже его высокомерие, которое по временам давало себя знать, даже это высокомерие ему легко прощали, зная, что, во-первых, он неглуп, а во-вторых, изучал психологию и успешно защитил диссертацию.


Но вот уже целых два дня Мурке по некоторым причинам воздерживался от обычной порции страха на завтрак: он приходил к восьми, тотчас мчался в студию и принимался за работу, так как получил от главного редактора задание отредактировать два записанных на пленку выступления великого Бур-Малотке о сущности искусства в соответствии с указаниями самого Бур-Малотке. Дело в том, что Бур-Малотке, которого увлек общий религиозный подъем 1945 года, вдруг "среди ночи", по его собственному выражению, "обуяли сомнения религиозного порядка", он вдруг осознал свою долю вины за религиозный уклон, в который впало немецкое радиовещание, а потому решил в двух своих получасовых выступлениях о сущности искусства вычеркнуть часто встречающееся там слово "бог" и заменить его формулировкой, более соответствующей тому образу мыслей, которого Бур-Малотке придерживался до 1945 года, Бур-Малотке предложил главному заменить слово "бог" выражением "то высшее существо, которое мы чтим", но снова наговаривать всю пленку не пожелал и просил только вырезать слово "бог" и вклеить вместо него слова "то высшее существо, которое мы чтим". Бур-Малотке состоял в дружеских отношениях с главным, но не дружбой объяснялась уступчивость шефа: Бур-Малотке был не из тех, кому можно перечить. Во-первых, он написал множество книг критико-философско-религиозно-культурно-исторического содержания, во-вторых, сотрудничал в редакциях двух газет и трех журналов и, наконец, занимал должность главного рецензента в одном из крупнейших издательств. Бур-Малотке изъявил готовность заехать в Дом радио в среду на четверть часа и столько раз наговорить на пленку "то высшее существо, которое мы чтим", сколько раз встречалось у него слово "бог". В остальном же он вполне полагался на опыт и техническую сноровку сотрудников.


Шеф не сразу сообразил, кому можно навязать подобную работу; он, правда, сразу подумал о Мурке, но его насторожило именно то обстоятельство, что сразу - шеф был человек здоровый, исполненный жизненной силы, - поэтому он поразмыслил еще минут пять, перебрал в уме Швендлинга, Хумкоке, фройляйн Брольдин и опять вернулся к Мурке.
Шеф не любил Мурке, хотя в свое время он принял Мурке на службу, как только ему его порекомендовали: так директор зоопарка, чье сердце отдано ланям и кроликам, приобретает хищных зверей, потому что какой же это зоопарк без хищников? Но все-таки шеф предпочитал ланей и кроликов, а Мурке был для него хищник с интеллектом. Наконец жизненные силы шефа восторжествовали, и он поручил именно Мурке резать выступления Бур-Малотке. Оба выступления значились в программе передач на четверг и пятницу, сомнения религиозного порядка обуяли Малотке в ночь с воскресенья на понедельник, тому, кто осмелился бы вступить с ним в спор, лучше было сразу покончить жизнь самоубийством; а главный был слишком полон жизненных сил, чтобы помышлять о самоубийстве.
В понедельник после обеда и во вторник утром Мурке трижды прослушал оба получасовых выступления о сущности искусства, вырезал слово "бог", а в короткие перерывы вместе с техником молча курил, размышлял о жизненных силах шефа и о низком существе, которое чтит Бур-Малотке. До этого времени он не прочел ни одной строчки Бур-Малотке, не слышал ни одного его выступления. В ночь с понедельника на вторник он видел во сне лестницу, высокую и крутую, как Эйфелева башня, он полез наверх, но вдруг заметил, что ступеньки смазаны мылом, а внизу стоял шеф и кричал: "Ну, смелей, Мурке, смелей, покажите, на что вы способны!" В ночь со вторника на среду ему привиделся похожий сон: будто он попал на народное гулянье, решил прокатиться на "американских горах" и заплатил за вход тридцать пфеннигов какому-то человеку, чье лицо показалось ему знакомым. Но когда он поднялся на "американские горы", то убедился, что высотой они не меньше десяти километров, а повернуть назад уже нельзя, и тут его осенило: человек, взявший с него тридцать пфеннигов, был сам шеф.
Естественно, что после таких снов Мурке уже не испытывал потребности в безобидной утренней порции страха к завтраку.


Была уже среда. Этой ночью ему не снилось ни мыло, ни "американские горы", ни шеф. Улыбаясь, он вошел в Дом радио, вскочил в "патерностер", поднялся до седьмого этажа - четыре с половиной секунды страха, лязг цепей, ничем не приукрашенное место, - потом спустился на пятый, выпрыгнул и пошел в студию, где договорился встретиться с Бур-Малотке. Без двух минут десять он сел в зеленое кресло, поздоровался с техником и закурил сигарету. Спокойно дыша, он вынул из нагрудного кармана записку и взглянул на часы: Бур-Малотке был пунктуален, во всяком случае, о его пунктуальности ходили легенды, и, когда секундная стрелка отметила шестидесятую секунду, минутная переползла на двенадцать, а часовая - на десять, дверь распахнулась, и в студию вошел Бур-Малотке. Мурке с любезной улыбкой встал навстречу Бур-Малотке и назвал себя. Бур-Малотке пожал ему руку, тоже улыбнулся и сказал:
- Что ж, начнем!
Мурке взял со стола записку, сунул в рот сигарету и, заглянув в бумажку, сказал:
- В ваших выступлениях "бог" встречается ровно двадцать семь раз. Следовательно, я должен просить вас двадцать семь раз сказать то, что нам надо вклеить вместо "бога". Мы были бы вам признательны, если бы вы наговорили тридцать пять раз, чтобы при расклейке у нас имелся некоторый запас.
- Согласен, - улыбнулся Бур-Малотке и сел.
- Тут, правда, есть одно затруднение, - продолжал Мурке. - В вашем выступлении слово "бог" не требовало согласования с другими словами, а вот "то высшее существо, которое мы чтим" потребует согласования существительного с указательным местоимением и прилагательным. У нас здесь насчитывается, - он любезно улыбнулся Бур-Малотке, - десять именительных падежей и пять винительных, то есть пятнадцать раз надо сказать "то высшее существо, которое мы чтим", затем пять дательных, то есть "тому высшему существу, которое мы чтим", и, наконец, семь родительных: "того высшего существа, которое мы чтим". Остается еще звательный падеж - там, где вы говорите: "О боже!" Я позволил бы себе предложить вам сохранить звательный падеж и сказать: "О ты, высшее существо, которое мы чтим!"
Бур-Малотке явно не предвидел этих затруднений, он даже вспотел: история с падежами его крайне опечалила.
Мурке любезно продолжал:
- В общей сложности, если двадцать семь раз произнести вставленные слова, это займет одну минуту двадцать секунд, тогда как слово "бог", повторенное двадцать семь раз, занимало всего двадцать секунд. Следовательно, из-за внесенных дополнений нам придется сократить каждую передачу на полминуты за счет других слов.
Бур-Малотке вспотел еще сильней. Мысленно он выругал себя за непрошеные сомнения религиозного порядка, а вслух спросил:
- Вы уже вырезали "бога"?
- Да, - ответил Мурке, вытащил из кармана жестяную коробочку из-под сигарет, открыл ее и показал Бур-Малотке: там лежали крошечные темные обрезки пленки. Мурке тихо сказал: - Вот "бог", которого вы наговорили двадцать семь раз. Возьмете себе?
- Нет! - свирепо ответил Бур-Малотке. - Спасибо, я поговорю с шефом относительно этих полуминут. Какие передачи идут после меня?
- Завтра, - сказал Мурке, - передача из цикла "Обзор культурной жизни", ведет доктор Грем.
- Проклятие! - выругался Бур-Малотке. - С Гремом не договоришься!
- А послезавтра, - продолжал Мурке, - за вашим выступлением идет передача "Мы пустились в пляс".
- Ведет Хуглиме! - простонал Бур-Малотке. - В жизни еще не бывало, чтобы отдел развлечений уступил культуре хоть десять секунд.
- Да, - подтвердил Мурке, - не бывало, по крайней мере... - он постарался придать своему юношескому лицу выражение безграничной скромности, - по крайней мере с тех пор, как я здесь работаю.
- Ладно, - сказал Малотке и взглянул на часы, - за десять минут мы, вероятно, управимся, потом я поговорю с главным насчет своей минуты. Начнем же. Вы можете мне дать вашу записочку?
- С удовольствием, - ответил Мурке, - я все цифры уже знаю наизусть.
Когда Мурке вошел в застекленную кабину, техник отложил газету. Он улыбнулся Мурке. За шесть часов совместной работы в понедельник и вторник, когда они прослушивали выступления Бур-Малотке и вырезали слово "бог", Мурке и техник не обменялись ни единым словом, не относящимся к работе. Они только посматривали друг на друга и в перерывах протягивали друг другу пачку сигарет - то техник Мурке, то Мурке технику; но когда теперь Мурке увидел его улыбку, он подумал: "Если существует на свете дружба, этот человек мне друг". Потом он положил на стол жестяную коробку с обрезками выступления Бур-Малотке и сказал вполголоса:
- Сейчас начнется.
Мурке включил студию и сказал в микрофон:
- Я считаю, господин профессор, что мы можем обойтись без пробы. Давайте сразу приступим. Я просил бы вас начать с именительного.
Бур-Малотке кивнул. Мурке отключился, нажал кнопку, отчего в студии вспыхнула зеленая лампочка, и они услышали торжественный и хорошо поставленный голос: "То высшее существо, которое мы чтим", "то высшее существо..."
Губы Малотке тянулись к овальной рожице микрофона, словно он хотел поцеловать ее, пот струился по лицу Малотке, а Мурке сквозь стекло хладнокровно наблюдал за его терзаниями. Потом он вдруг отключил магнитофон, дал докрутиться до конца пленке, на которую записывал Малотке, и несколько секунд молча и с наслаждением рассматривал его сквозь стекло, как толстую красивую рыбу. После чего он включил студию и спокойно сказал:
- Очень сожалею, но пленка оказалась дефектной. Я попрошу вас повторить именительные падежи.
Бур-Малотке разразился проклятиями, но это были немые проклятия, которые мог слышать только он один, потому что Мурке снова отключил студию и включил лишь тогда, когда Малотке начал говорить "то высшее существо...".
Мурке был слишком молод и считал себя слишком культурным, чтобы любить слово "ненависть", но здесь, глядя через стекло на Бур-Малотке, уже перешедшего к родительному падежу, он вдруг понял, что это такое: он ненавидел этого высокого, толстого, представительного человека, книги которого тиражом в два миллиона триста пятьдесят тысяч экземпляров наводняли библиотеки, книжные шкафы и книжные магазины, - ненавидел и даже не пытался подавить свою ненависть. После того как Бур-Малотке наговорил два родительных падежа, Мурке опять подключился к студии и спокойно сказал:
- Простите, что я вас перебиваю, именительный падеж просто превосходен, первый родительный тоже, но вот второй я попросил бы вас повторить чуть помягче, поровней, сейчас я вам прокручу все сначала.
И хотя Бур-Малотке решительно замотал головой, Мурке дал технику знак переключить магнитофон на студию.
Они видели, как Бур-Малотке вздрогнул, опять покрылся потом, зажал уши и не открывал их, пока лента не кончилась. Потом он что-то сказал, но Мурке с техником выключили его и ничего не услышали. Мурке хладнокровно выжидал и, увидев по губам Малотке, что тот опять приступил к "высшему существу", запустил пленку, и Малотке принялся за дательный: "Тому высшему существу, которое мы чтим..."
Покончив с дательным, разъяренный Бур-Малотке скомкал записку Мурке и, вытирая пот, пошел к дверям, но вкрадчивый и приветливый голос Мурке остановил его. Мурке сказал:
- Господин профессор, вы забыли про звательный падеж.
Бур-Малотке с ненавистью поглядел на него, вернулся и сказал в микрофон:
- О ты, высшее существо, которое мы чтим!
Затем он снова направился к двери, но голос Мурке снова остановил его.
- Простите, господин профессор, - заметил Мурке, - но эта фраза, произнесенная таким образом, никуда не годится.
- Ради бога, - шепнул техник, - не хватите через край!
Бур-Малотке спиной к стеклянной кабине застыл у дверей, словно голос Мурке пригвоздил его к месту. С ним случилось то, чего не случалось никогда: он растерялся. Этот молодой, приветливый, безукоризненно корректный голос терзал его, как не терзало ничто и никогда.
Мурке продолжал:
- Я, конечно, могу вклеить и в таком виде, но позвольте вам заметить, господин профессор, это произведет нехорошее впечатление.
Бур-Малотке повернулся, подошел к микрофону и сказал негромко и торжественно:
- О ты, высшее существо, которое мы чтим!


Не глядя на Мурке, он вышел из студии. Было ровно четверть одиннадцатого, и в дверях он столкнулся с молодой хорошенькой женщиной, которая держала в руках ноты. Волосы у нее были рыжие, вид - самый цветущий. Она энергично подошла к микрофону, повернула его и отодвинула стол, чтобы удобней было стоять перед микрофоном. В камере Мурке полминуты разговаривал с Хуглиме - редактором отдела развлечений. Указывая на коробку из-под сигарет, Хуглиме спросил:
- Она вам еще нужна?
И Мурке ответил:
- Да, она мне еще нужна.
А в студии уже пела рыжеволосая молодая женщина:

Целуй мои губы такие, как есть,
Они ведь и так хороши.

Хуглиме подключился к студии и спокойно сказал:
- Закрой варежку секунд на двадцать, я еще не совсем готов.
Женщина засмеялась, надула губы и ответила:
- Ах ты, извращенец!
- Я вернусь в одиннадцать, мы разрежем ленту и подклеим все, как надо, - сказал Мурке технику.
- А прослушивать будем? - спросил техник.
- Нет, - ответил Мурке, - я и за миллион марок не стану это еще раз слушать.
Техник кивнул, поставил ленту для рыжеволосой певицы, а Мурке ушел.
Он сунул в рот сигарету, но закуривать не стал, пересек холл в обратном направлении ко второму лифту, который находился в южной части здания и на котором спускались в буфет. Ковры, мебель, холлы, картины - все раздражало его. Это были красивые холлы, красивые ковры, красивая мебель и со вкусом подобранные картины, но Мурке вдруг захотелось увидеть где-нибудь на стене лубочную картинку с изображением сердца Христова, которую прислала ему мать. Он остановился, огляделся по сторонам, прислушался, вытащил картинку из кармана и засунул ее под край обоев у двери, ведущей в комнату помощника режиссера редакции литературно-драматических передач. Картинка была пестрая, аляповатая, и под изображением сердца Христова стояло: "Я молилась за тебя в церкви святого Иакова".
Мурке дошел до "патерностера", вскочил в кабину и поехал вниз. Эта часть Дома радио уже была оснащена пепельницами Шрершнауца, которые получили первую премию на конкурсе пепельниц. Они висели около каждой светящейся красной цифры, обозначавшей этаж: красная четверка - и рядом пепельница Шрершнауца, красная тройка - и рядом пепельница Шрершнауца, красная двойка - и рядом пепельница Шрершнауца. Это были красивые медные пепельницы в форме раковины на медной же подставке, изображавшей какое-то морское растение, что-то вроде узловатых, причудливых водорослей, и каждая такая пепельница стоила двести пятьдесят восемь марок семьдесят семь пфеннигов. Они были до того хороши, что Мурке еще ни разу не дерзнул осквернить это произведение искусства пеплом сигареты или, того хуже, чем-нибудь неэстетичным, например окурком. Все курильщики, видимо, испытывали то же самое: пустые коробки из-под сигарет, окурки и пепел постоянно усеивали пол под этими красивыми предметами: обращаться с ними как с простыми пепельницами никто не осмеливался; они были медные, сверкающие и всегда пустые.
Мурке увидел приближающуюся пятую пепельницу, а рядом с ней красный ноль: потянуло теплом и запахом кухни. Мурке выпрыгнул и, пошатываясь, вошел в буфет.
В углу за одним столом сидели три внештатных сотрудника. Стол был заставлен рюмками для яиц, тарелками с хлебом и кофейниками. Все трое сообща составили серию передач "Легкое - внутренний орган человека", сообща получили гонорар, сообща позавтракали, сообща пропустили по рюмочке и теперь обсуждали налоговые проблемы. Одного из них - Вендриха - Мурке хорошо знал, но Вендрих как раз воскликнул: "Искусство!" - и опять: "Искусство! Искусство!" Мурке испуганно дернулся, как лягушка, на которой Гальвани изучал действие электрического тока. Слово "искусство" встречалось в выступлениях Бур-Малотке ровно сто тридцать четыре раза, Мурке три раза прослушал каждое выступление, следовательно, слово "искусство" он слышал четыреста два раза, а это слишком много, чтобы испытывать хотя бы малейшее желание побеседовать об искусстве. Потому он пробрался крадучись мимо стойки к нише в противоположном углу зала и облегченно вздохнул, увидев, что она никем не занята.
Усевшись в желтое мягкое кресло, Мурке раскурил сигарету и, когда к нему подошла Вулла, официантка, сказал:
- Яблочного сока, пожалуйста.
К его радости, Вулла сразу же отошла. Он закрыл глаза, но невольно прислушивался к разговору внештатников: там уже разгорелся яростный спор об искусстве. Каждый раз, когда кто-нибудь из троих выкрикивал "искусство", Мурке вздрагивал. "Как от удара кнутом", - подумал он.
Вулла принесла яблочный сок и озабоченно посмотрела на него. Она была крупная и сильная, но не толстая, со здоровым и веселым лицом. Переливая сок из графина в стакан, она сказала:
- Вам надо бы взять отпуск, господин доктор, и потом бросить курить.
Раньше ее звали Вильфрида-Улла, но для простоты свели оба имени в одно - Вулла. К работникам отдела культуры Вулла относилась с особым почтением.
- Оставьте меня! - сказал Мурке. - Пожалуйста, оставьте меня!
- И еще вам надо бы сходить в кино с какой-нибудь немудрящей хорошей девушкой, - продолжала Вулла.
- Я это сделаю сегодня же вечером, - ответил Мурке, - даю вам слово.
- И вовсе не обязательно идти с какой-нибудь шлюшкой, - сказала Вулла, - на свете еще найдется немало простых, хороших девушек с любящим сердцем.
- Знаю, что найдется, - сказал Мурке, - я думаю, что даже знаком с одной из них.
"Ну то-то же!" - подумала Вулла и подошла к авторам передачи "Легкое - внутренний орган человека", из которых один заказал три рюмки водки и три чашки кофе.
"Бедняги, - подумала она, - совсем свихнулись из-за своего искусства". Вулла очень любила внештатных сотрудников и изо всех сил старалась приучить их к бережливости. "Ведь вот не уймутся, пока не спустят все до последнего пфеннига", - подумала она и, неодобрительно покачивая головой, передала буфетчику заказ: три рюмки водки и три чашки кофе.
Мурке хлебнул сока, ткнул сигарету в пепельницу и с ужасом представил себе, как между одиннадцатью и часом они будут резать на куски сегодняшнюю запись голоса Бур-Малотке и потом вклеивать их в его выступление. В два часа главный желает прослушать оба монтажа у себя. Мурке вспомнил про мыло, про лестницу, крутую лестницу, и про "американские горы", потом про жизненные силы шефа, потом про Бур-Малотке и перепугался, увидев входящего в столовую Швендлинга. Облаченный в клетчатую рубашку - крупные красные и черные клетки, - Швендлинг решительно направился к нише, где притаился Мурке. Он напевал популярный шлягер "Целуй мои губы такие, как есть...", но, увидев Мурке, запнулся и сказал:
- А, это ты? Я-то думал, что ты кромсаешь болтовню Бур-Малотке.
- В одиннадцать опять начнем, - отвечал Мурке.
- Вулла, кружку пива! - рявкнул Швендлинг, повернувшись к стойке. - Пол-литровую. - И продолжал, снова обращаясь к Мурке: - Ты заслужил внеочередной отпуск. Представляю себе, какой это ужас! Старик рассказывал мне, в чем там дело.
Мурке промолчал, и Швендлинг добавил:
- Ты знаешь последние новости о Муквице?
Сперва Мурке вяло помотал головой, потом из вежливости спросил:
- Какие новости?
Вулла принесла пиво. Швендлинг выпил, отдышался и медленно изрек:
- Муквиц делает передачу про тайгу.
Мурке засмеялся и спросил:
- А Фенн?
- Фенн делает передачу про тундру, - ответил Швендлинг.
- А Веггухт?
- Веггухт делает передачу про меня, а потом я про него, ибо сказано: сделай передачу из меня - я сделаю передачу из тебя...
Один из внештатных сотрудников вдруг вскочил и заорал на всю столовую:
- Искусство! Искусство! Искусство! Вот основа основ!
Мурке втянул голову в плечи, точно солдат, заслышавший из вражеского окопа треск выстрелов. Он глотнул соку и снова вздрогнул, потому что из громкоговорителя раздался голос:
- Доктор Мурке, вас ожидают в студии номер тринадцать. Доктор Мурке, вас ожидают в студии номер тринадцать.
Мурке взглянул на часы. Всего половина одиннадцатого, но неумолимый голос продолжал:
- Доктор Мурке, вас ожидают в студии номер тринадцать. Доктор Мурке, вас ожидают в студии номер тринадцать.
Громкоговоритель висел над стойкой, чуть пониже лозунга, выведенного на стене по приказу главного: "Дисциплина - это все!"
- Ну, ступай, - сказал Швендлинг. - Тут уж ничего не поделаешь.
- Верно, - ответил Мурке, - тут уж ничего не поделаешь.
Он встал, положил на столик деньги за сок, проскользнул мимо спорящих, вскочил в "патерностер" и снова поехал вверх мимо пяти пепельниц Шрершнауца, снова увидел Христово сердце возле двери помрежа и подумал: "Ну, слава богу, теперь на радио есть хоть одна безвкусная картина!"
Открыв дверь в студию, Мурке увидел техника, спокойно сидевшего перед четырьмя коробками, и устало спросил:
- Ну, в чем дело?
- Они управились раньше, чем рассчитывали, и мы выиграли полчаса, - сказал техник. - Я думал, вы захотите воспользоваться этим получасом.
- Конечно, захочу, - ответил Мурке. - У меня в час свидание. Давайте начнем. Что это за коробки?
- У меня для каждого падежа своя коробка, - ответил техник. - В первой - именительный и винительный, во второй - родительный, в третьей - дательный, а в этой, - он указал на крайнюю справа маленькую коробочку с надписью "Натуральный шоколад", - в этой оба звательных падежа: справа - удачный, слева - бракованный.
- Замечательно! - сказал Мурке. - Значит, вы уже успели разрезать это дерьмо на части?
- Да, - ответил техник. - И если вы записали, в каком порядке вклеивать падежи, мы управимся за какой-нибудь час. Вы записали?
- Да, - сказал Мурке. Он достал из кармана записку, на которой столбиком были выписаны цифры от "1" до "27", а против каждой цифры - название падежа.
Мурке сел, протянул технику сигареты. Пока закуривали, техник вставил в аппарат кусок ленты с выступлением Бур-Малотке.
- Сначала винительный... - начал Мурке.
Техник сунул руку в первую коробку, вытащил отрезок ленты и вклеил в нужное место.
- Теперь дательный, - сказал Мурке.
Работа шла быстро, и Мурке с облегчением вздохнул, убедившись, что никаких затруднений не предвидится.
- Так, теперь звательный, - продолжал Мурке. - Возьмем, разумеется, тот, что похуже.
Техник рассмеялся и вклеил в пленку бракованный звательный падеж Бур-Малотке.
- Дальше что? - спросил он.
- Родительный, - ответил Мурке.


Главный редактор имел обыкновение добросовестно прочитывать все письма радиослушателей. То, которое он читал сейчас, было следующего содержания:

"Дорогое радио! У тебя наверняка нет более преданной слушательницы, чем я. Я уже пожилая женщина: мне семьдесят семь лет. Я слушаю тебя ежедневно вот уже тридцать лет и никогда не скупилась на похвалы. Ты, может, помнишь мое письмо о твоей передаче "Семь душ коровы Кавейды". Это была чудесная передача. Но теперь я на тебя сердита. Меня просто начинает возмущать то пренебрежение, с которым наше радиовещание относится к собачьей душе. И это ты называешь гуманизмом? У Гитлера были, конечно, свои недостатки; если верить всему, что о нем говорят, это вообще был ужасный человек, но одного у него нельзя отнять: он любил собак и немало для них сделал. Когда же наконец собака займет подобающее ей место в немецком радиовещании?.. Твою передачу "Как кошка с собакой" нельзя в этом смысле признать удачной, любая собака сочла бы ее оскорблением. Если бы мой Лоэнгринчик умел говорить, уж он бы тебе ответил. Он так лаял, когда слушал твою возмутительную передачу, так лаял, что можно было просто сгореть со стыда. Я честно плачу за свой приемник две марки в месяц, как и все слушатели, а поэтому хочу воспользоваться своим правом и задать тебе вопрос: "Когда наконец собачья душа займет подобающее место в немецком радиовещании?"
С дружеским приветом - хотя я очень тобой недовольна -
Ядвига Херхен, домохозяйка.
P.S. А если никто из тех циничных субъектов, которые пишут для тебя передачи, не сумеет достойным образом воспеть собачью душу, прилагаю к сему свои скромные опыты. Гонорара мне не надо. Можешь передать его Обществу покровительства животным. Приложение: 35 рукописей. Твоя Я.Х."


Шеф вздохнул, пошарил у себя на столе, но рукописей не обнаружил: секретарша, должно быть, уже успела их убрать. Тогда он набил трубку, зажег ее и, облизнув витальные губы, попросил коммутатор соединить его с Кроши. Кроши занимал малюсенький кабинетик с малюсеньким, но красивым письменным столиком наверху, в отделе культуры. Он вел на радио рубрику, малюсенькую, как и его столик, - "Культура и животные".
- Послушайте, Кроши, - изрек шеф, когда Кроши скромно произнес: "У телефона", - когда мы давали последний раз передачу про собак?
- Про собак? - повторил Кроши. - По-моему, господин редактор, ни разу не давали, при мне, во всяком случае, нет.
- А вы давно у нас работаете? - спросил шеф, и Кроши затрепетал, потому что у шефа вдруг сделался вкрадчивый голос, а он хорошо знал: если у шефа делается вкрадчивый голос, добра не жди.
- Десять лет, господин редактор, - сказал Кроши.
- Черт знает что, - возмутился шеф, - за десять лет ни одной передачи про собак! В конце концов, вы ведете эту рубрику! Как называлась ваша последняя передача?
- Моя по-по-следняя передача... - Кроши запнулся.
- Вам незачем повторять мои слова, - сказал шеф, - мы с вами не в армии.
- "Сычи на развалинах", - робко сказал Кроши.
- Даю вам три недели сроку, - изрек шеф, и голос его опять стал вкрадчивым, - подготовьте за это время передачу про собачью душу.
- Слушаюсь, - ответил Кроши, и в телефоне щелкнуло: это шеф положил трубку. Потом Кроши глубоко вздохнул и сказал: - Господи ты боже мой!
А шеф взялся за очередное письмо.
Тут вошел Бур-Малотке. Он мог позволить себе входить в любое время без доклада и позволял себе это частенько. Он до сих пор был весь в поту и, тяжело опустившись на стул против главного, сказал:
- Итак, доброе утро.
- Доброе утро! - отозвался главный, отложив в сторону письмо радиослушателя. - Чем могу служить?
- Я прошу вас об одной-единственной минуте, - сказал Бур-Малотке.
- Бур-Малотке! - вскричал главный и сделал великолепный витальный жест. - Вам ли просить у меня минуту! Располагайте моими часами, днями, всем моим временем!
- Да нет, - сказал Бур-Малотке, - речь идет не о простой минуте, а о радиоминуте. Моя речь из-за внесенных в нее изменений стала длинней на одну минуту.
Главный стал серьезным, как сатрап, раздающий провинции.
- Надеюсь, после вас не политическая передача? - кисло спросил он.
- Нет, - ответил Бур-Малотке, - полминуты я прихвачу у местного отдела и полминуты - у развлечений.
- Слава богу, - сказал главный, - у отдела развлечений перерасход в семьдесят девять секунд, а у местного - в восемьдесят три. Бур-Малотке, я охотно дарю вам эту минуту.
- Мне просто совестно, - сказал Бур-Малотке.
Редактор повторил свой великолепный жест, но на этот раз как сатрап, уже раздавший провинции.
- Чем еще могу служить?
- Я был бы вам очень признателен, - ответил Бур-Малотке, - если бы мы при случае могли подправить все записи моих выступлений, начиная с сорок пятого года. Настанет день, - он провел рукой по лбу и горестно взглянул на подлинного Брюллера над столом редактора, - настанет день, когда и я... - и он опять умолк: столь прискорбен был для потомков факт, о котором он хотел поведать, - ...когда и я покину этот мир... - новая пауза, давшая редактору возможность ужаснуться и замахать руками, - и для меня невыносима мысль, что после моей смерти, быть может, будут передаваться выступления, где я излагаю взгляды, которых более не придерживаюсь. Особенно ужасно, что в угаре сорок пятого года я дал подстрекнуть себя на высказывания, которые теперь кажутся мне в высшей степени сомнительными и которые я могу объяснить только юношеской пылкостью, отличающей все мои произведения. Сейчас идет корректура моих печатных трудов, я прошу вас в ближайшем будущем предоставить мне возможность внести поправки и в мои радиовыступления.
Редактор промолчал, слегка откашлялся, и мелкие капельки пота выступили у него на лбу: он успел прикинуть в уме, что с 1945 года Бур-Малотке каждый месяц давал на радио по крайней мере часовую передачу, а если двенадцать часов умножить на десять, получится сто двадцать часов сплошного Бур-Малотке.
- Только низкие Души, - сказал Бур-Малотке, - могут считать педантичность недостойной гения. Но мы знаем, - редактор был явно польщен, ибо это "мы" причисляло его к разряду высоких душ, - мы знаем, что истинные, что величайшие гении всегда были педантами. Химмельсхайм велел однажды за свой счет заново набрать "Seelon" только потому, что три или четыре предложения в середине книги не соответствовали более его новым взглядам. Для меня нестерпима мысль, что в эфир будут передаваться выступления, содержащие взгляды, которых я уже не разделял к моменту своей неизбежной кончины... Просто нестерпима! Какой же выход из положения вы мне предложите?
Капли пота на лбу у редактора заметно увеличились.
- Надо бы составить перечень ваших передач и потом проверить в архиве, все ли эти пленки целы, - тихо сказал он.
- Полагаю, что ни одна пленка с моим выступлением не могла быть уничтожена без того, чтобы меня не поставили в известность, - ответил Бур-Малотке. - А меня никто не ставил в известность, и, следовательно, все пленки целы.
- Я все организую, - сказал главный.
- Да уж, пожалуйста, организуйте, - сухо заметил Бур-Малотке и встал. - Всего хорошего.
- Всего хорошего, - ответил редактор и проводил Бур-Малотке до дверей.


Внештатные сотрудники решили заодно и пообедать. За это время они успели еще больше выпить и еще больше наговорить об искусстве. Разговор об искусстве велся с прежним пылом, хотя и принял более мирное направление. Когда в буфет вошел Вандербурн, они испуганно вскочили. Вандербурн был писатель, рослый, симпатичный, с меланхолическим лицом, уже отмеченным печатью славы. Сегодня он не брился, отчего выглядел еще симпатичнее. Вандербурн медленными шагами приблизился к их столу и в полном изнеможении опустился на стул.
- Ребята, - сказал Вандербурн, - дайте мне чего-нибудь выпить. В этом заведении мне всегда кажется, будто я вот-вот умру от жажды.
Ему дали остатки водки, смешанные с остатками минеральной воды. Вандербурн хлебнул, отставил стакан, по очереди обвел взглядом всех троих и сказал:
- Бегите от радио: это просто нужник, нарядный, разукрашенный, напомаженный нужник! Радио всех нас загонит в гроб!
Предостережение было самое искреннее и глубоко потрясло молодых людей. Правда, ни один из них не знал, что Вандербурн только что побывал в кассе, где получил изрядный куш за незначительную переработку книги Иова.
- Они режут нас, высасывают из нас все соки, потом они нас расклеивают, и никому из нас этого не выдержать.
Вандербурн допил свой стакан, встал и направился к двери; плащ его меланхолически развевался на ходу.


В двенадцать Мурке кончил расклейку. Как только они вклеили последний кусок - дательный падеж, - Мурке встал со стула; он уже взялся за дверную ручку, но тут техник сказал:
- Хотел бы и я иметь такую же чуткую и дорогостоящую совесть. А с этим что делать?
Он указал на жестяную коробку из-под сигарет, которая стояла на полке между картонками с неиспользованной пленкой.
- Пусть стоит, - ответил Мурке.
- Зачем?
- Может, еще понадобится.
- Вы допускаете, что его опять охватят сомнения?
- Кто знает? - сказал Мурке. - Лучше подождем. До свидания.
Мурке пошел к переднему "патерностеру", спустился на третий этаж и впервые за весь день переступил порог своей редакции. Секретарша ушла обедать. Заведующий редакцией Хумкоке сидел у телефона и читал книгу. Увидев Мурке, он улыбнулся и встал.
- Ну как, вы еще живы? Скажите, это ваша книга? Это вы ее положили на письменный стол? - Он показал книгу Мурке, и тот ответил:
- Да, моя.
Книга была в серо-зелено-оранжевой суперобложке и называлась "Источники лирики Бэтли". Речь в ней шла о молодом английском поэте, который сто лет назад составил каталог лондонского сленга.
- Превосходная книга, - сказал Мурке.
- Да, - согласился Хумкоке, - книга превосходная, но вы так никогда и не поймете... - (Мурке вопросительно посмотрел на него) - ...не поймете, что нельзя оставлять на столе превосходные книги, если может зайти Вандербурн, а он может зайти в любую минуту. Он ее сразу же заприметил, раскрыл, полистал пять минут, и, как по-вашему, что мы имеем в результате? - (Мурке молчал.) - В результате мы имеем две часовые передачи Вандербурна о книге "Источники лирики". Этот человек в один прекрасный день сделает передачу из своей собственной бабушки. А самое страшное, что одна из его бабушек была также и моей бабушкой. Итак, Мурке, запомните раз и навсегда: никаких превосходных книг на столе, когда может зайти Вандербурн, а я повторяю вам: он может зайти в любую минуту! Теперь вы свободны, ступайте и отдохните остаток дня. Я считаю, что вы вполне заслужили небольшой отдых. А эта дребедень готова? Вы ее прослушали еще раз?
- Готова, - ответил Мурке, - а прослушивать еще раз я просто не в силах.
- Не в силах - это, знаете ли, звучит как-то по-детски, - сказал Хумкоке.
- Если я сегодня еще раз услышу слово "искусство", у меня будет истерика.
- У вас и так истерика, - сказал Хумкоке. - Впрочем, у вас есть для этого все основания. Три часа сплошного Бур-Малотке могут доконать даже самого сильного человека, а вы не такой уж сильный человек.
Бросив книгу на стол, он подошел к Мурке поближе и продолжал:
- Когда я был в вашем возрасте, мне поручили однажды сократить на три минуты четырехчасовую речь Гитлера. Я трижды прослушал эту речь, прежде чем мне дозволили предложить, какие именно три минуты надо вырезать. Когда мы запустили пленку в первый раз, я был еще убежденным нацистом. После третьего раза я уже не был нацистом. Это было мучительное, это было жестокое, но весьма эффективное лечение.
- Вы забываете, - возразил Мурке, - что от Бур-Малотке я излечился еще до того, как прослушал запись его выступления.
- Ну и фрукт же вы! - засмеялся Хумкоке. - Ладно, идите. Главный будет прослушивать запись в два часа. Так что до трех вы должны быть в пределах досягаемости на случай, если что-нибудь окажется не в порядке.
- От двух до трех я буду дома, - ответил Мурке.
- И еще одно, - сказал Хумкоке, снимая с полки возле стола Мурке желтую коробку из-под печенья. - Что за обрезки вы здесь храните?
Мурке покраснел.
- Это... - начал он, - это... я собираю своего рода остатки.
- Какого же рода? - полюбопытствовал Хумкоке.
- Молчание, - ответил Мурке, - я собираю молчание.
Хумкоке вопросительно взглянул на него. И Мурке пояснил:
- Когда мне приходится вырезать из ленты те места, где выступающие почему-либо молчали, делали паузу, вздыхали, переводили дух или просто безмолвствовали, я не выбрасываю их в корзину, а собираю. Но у Бур-Малотке я не нашел и секунды молчания.
Хумкоке рассмеялся.
- Ясно, этот молчать не станет. А на что вам эти обрезки?
- Я склеиваю их и потом запускаю пленку, когда вечером прихожу домой. У меня пока набралось очень мало - всего три минуты, но ведь и молчат у нас очень мало.
- Должен вам заметить, что уносить домой куски пленок строго запрещается.
- Даже молчание? - спросил Мурке.
Хумкоке рассмеялся и сказал:
- Ну, идите, идите!
Мурке ушел.


Когда в самом начале третьего главный редактор зашел в студию, там как раз началось прослушивание первого выступления Бур-Малотке:
"...и где только, как только, почему только и когда только разговор ни зайдет о сущности искусства, мы прежде всего должны обратить взоры к тому высшему существу, которое мы чтим, должны склониться перед тем высшим существом, которое мы чтим, и принять искусство как великую милость из рук того высшего существа, которое мы чтим. Искусство..."
"Нет, - подумал редактор, - я просто не могу заставить кого-нибудь сто двадцать часов слушать Бур-Малотке! Есть вещи, которые просто выше сил человеческих, даже Мурке я этого не пожелаю!"
Редактор вернулся в свой кабинет и включил громкоговоритель. Из рупора послышался голос Бур-Малотке: "О ты, высшее существо, которое мы чтим..."
"Нет, - подумал редактор, - нет, ни за что..."


Мурке лежал на диване и курил. Возле него на стуле стояла чашка чая. Мурке смотрел в белый потолок. У его письменного стола сидела прехорошенькая блондинка и неподвижным взглядом смотрела в окно.
На низком столике между Мурке и девушкой стоял включенный магнитофон. Но Мурке и девушка молчали, в комнате царила полная тишина. Девушка была так хороша и неподвижна, что могла бы служить отличной фотомоделью.
- Я больше не могу, - сказала вдруг девушка, - не могу, и все. То, что ты требуешь, просто бесчеловечно. Есть мужчины, которые заставляют девушек делать всякие гадости, но, честное слово, то, что меня заставляешь делать ты, еще хуже.
Мурке вздохнул.
- О господи, - сказал он. - Рина, дорогая, теперь мне придется вырезать все, что ты тут наболтала. Будь умницей, намолчи мне еще хоть пять минуток!
- Намолчи! - промолвила девушка. Она сказала это таким тоном, который тридцать лет назад можно было бы назвать нелюбезным. - Намолчи! Это тоже твоя выдумка! Я с радостью наговорила бы пленку, но намолчать?!
Мурке поднялся с дивана и выключил магнитофон.
- Ах, Рина, Рина, - сказал он, - знала бы ты, как дорого мне твое молчание! По вечерам, когда я, усталый, сижу один дома, я включаю запись молчания. Ну будь хорошей девочкой, намолчи хоть три минуты, чтобы мне не пришлось резать. Ты ведь знаешь, что для меня значит резать.
- Ладно, - сказала девушка. - По крайней мере дай мне сигарету.
Мурке улыбнулся, поцеловал девушку в лоб, дал ей сигарету, сказал:
- Как у меня здорово получается - целых два молчания, ты и в жизни молчишь, и на пленке, - и включил аппарат.
Так они и сидели, не говоря ни слова, пока не зазвонил телефон.
Мурке опять выключил аппарат, беспомощно пожал плечами, подошел к телефону и снял трубку.
- Привет, - сказал Хумкоке. - Оба выступления сошли гладко. По крайней мере шеф ни к чему не придрался. Можете идти в кино. И не забывайте про снег.
- Какой там еще снег? - крикнул Мурке, взглянув на улицу, залитую ослепительным летним солнцем.
- Господи! - возмутился Хумкоке. - Вы же знаете, что нам пора думать о зимней программе. Мне нужны снежные песни, снежные рассказы. Нельзя всю жизнь сидеть на Шуберте и Штифтере, а никому даже в голову не приходит об этом позаботиться! Мы не напасемся снежных передач, если будет долгая и суровая зима. Сообразите-ка что-нибудь снежненькое!
- Хорошо, - ответил Мурке, - соображу.
Но Хумкоке уже повесил трубку.
- Пошли! - сказал Мурке девушке. - Теперь мы можем идти в кино.
- И мне можно говорить?
- Сделай одолжение!..


А в это самое время помощник режиссера редакции литературно-драматических передач последний раз прослушивал сегодняшнюю вечернюю передачу. Передача ему понравилась, если не считать конца.
Помощник режиссера задумчиво сидел в застекленной камере студии N_13 рядом с техником и, жуя спичку, еще раз просматривал текст:

(Голос раздается под сводами пустой и огромной церкви.)
Атеист (говорит громко и отчетливо). Кто вспомнит обо мне, когда я стану добычей червей?
(Молчание.)
Атеист (чуть погромче, почти вызывающе). Кто будет ждать меня, когда я обращусь в прах?
(Молчание.)
Атеист (еще громче, уже с возмущением). А кто вспомнит обо мне, когда я опять листвой поднимусь из земли?
(Молчание.)

Вопросов, которые атеист выкрикивал в церкви, было двенадцать, и после каждого вопроса в тексте стояло: "Молчание".
Помощник режиссера вынул изо рта изжеванную спичку, засунул в рот новую и вопросительно поглядел на техника.
- Да, - сказал техник, - лично я считаю, что в передаче многовато молчания.
- Вот и мне кажется, - сказал помощник режиссера. - И автору тоже, он разрешил мне заменить молчание голосом, который говорит "бог", только этот голос уже не должен разноситься под сводами пустой церкви, ему, так сказать, потребна другая акустика. Ну а что толку? Где я сейчас возьму голос?
Техник рассмеялся и схватил жестяную коробку, которая все еще стояла на полке.
- Вот, пожалуйста, очень приличный голос, говорит "бог", и как раз в помещении, лишенном всякого резонанса.
От удивления помощник режиссера чуть не поперхнулся спичкой, с трудом откашлялся и вытолкал ее на прежнее место.
- Все очень просто, - улыбаясь, сказал техник. - Мы двадцать семь раз вырезали это слово из одного выступления.
- Двадцать семь раз мне не нужно, - ответил помреж, - с меня хватит двенадцати.
- Мне ничего не стоит, - сказал техник, - вырезать молчание и двенадцать раз вклеить слово "бог", но только на вашу ответственность.
- Вы ангел, - сказал помощник режиссера. - Конечно, на мою ответственность. - Он радостно посмотрел на маленькие матовые обрезки ленты в коробке Мурке. - Вы ангел, - повторил он. - Ну, давайте приступим.
Техник тоже радовался; он подумал, как много молчания он сможет подарить Мурке - почти целую минуту, он ни разу еще не дарил Мурке столько молчания, а Мурке ему нравился.
- Хорошо, - улыбнулся он, - начнем.
Помощник режиссера полез в карман за пачкой сигарет, но вместе с сигаретами вытащил смятую бумажку и, разгладив ее, протянул технику.
- Ну не смешно ли, - сказал он, - что на радио можно найти такую безвкусицу? Это я нашел у себя возле своей двери.
Техник поглядел на бумажку, сказал:
- И впрямь смешно. - После чего прочел вслух: - "Я молилась за тебя в церкви святого Иакова".
Генрих Белль. Молчание доктора Мурке


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация